{feed}

Все публикации

Суды перезагрузили. Начатая реформа судебной системы не решит ее главной проблемы — коррумпированности служителей Фемиды

Елена Демина, «Деловая Столица» №32(482) от 09 августа 2010

Статуя ФемидыВ Украине начата масштабная судебная реформа, призванная повысить прозрачность рассмотрения дел и уровень подготовки служителей Фемиды, а также ускорить судебные разбирательства, не нанося вреда качеству выносимых вердиктов. Именно с этой целью Верховная Рада приняла Закон «О судоустройстве и статусе судей», вступивший в силу в начале августа. Впрочем, новый закон позволит достигнуть поставленных целей лишь отчасти, поскольку большинство его норм, к огромному разочарованию правоведов, носят декларативный характер. Зато законотворцы прекрасно справились с главным заданием, поставленным перед ними властью, передав полный контроль над отечественной судебной системой верным соратникам Президента.

ВС оставили без практики

Новый закон о судоустройстве кардинально изменил облик отечественной судебной системы. Отныне все суды в стране являются специализированными: одни рассматривают гражданские и уголовные дела, другие — административные споры, третьи — хозяйственные. При этом документ ликвидирует один из видов спецсудов — военные. Помимо этого пересмотрены полномочия судов апелляционной инстанции: если ими вынесено определение об отмене решения суда первой инстанции, дело не может быть направлено туда на новое рассмотрение.

Одним из ключевых новшеств является создание Высшего специализированного суда, в ведение которого отдано рассмотрение гражданских и уголовных дел. Так же, как Высший административный и Высший хозяйственный суды, он будет функционировать как кассационная инстанция, что практически лишило ВС повседневной практики, оставив за вотчиной Василия Онопенко почетную роль свадебного генерала. «Именно Высший специализированный, а не Верховный суд отныне будет рассматривать в кассационном порядке гражданские и уголовные дела. ВСУ по-прежнему остается наивысшим органом в системе судов общей юрисдикции. При этом он лишается права рассматривать дела в кассационном порядке, а сможет лишь пересматривать их в двух случаях: при неодинаковом применении высшим судом одной и той же нормы материального права и в случае установления международным судом нарушения Украиной своих обязательств», — пояснил «ДС» юрист адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры» Алексей Гришко.

Впрочем, произошедшее явно не стало для г-на Онопенко полной неожиданностью, поскольку, несмотря на его участившиеся визиты на Банковую, полномочия ВСУ с приходом туда Виктора Януковича начали таять на глазах. Во-первых, нынешняя власть, не в пример своим предшественникам, жестко обходится с инакомыслящими, к которым, без сомнения, относится и сам Василий Онопенко, «запятнавший» себя дружбой с «оранжевыми». Во-вторых, правоведы Партии регионов и сами не прочь расширить и усилить свое влияние на отечественную судебную систему.

Первый явный удар по полномочиям ВСУ был нанесен в марте со вступлением в силу Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно подведомственности дел, связанных с социальными выплатами». С подачи видного правоведа-«регионала» Сергея Кивалова и примкнувшего к нему Андрея Портнова, поменявшего пост руководителя юридического департамента БЮТ на удобное кресло заместителя главы Администрации Президента, были внесены некоторые изменения в Гражданский кодекс. Они передают в ведение судов общей юрисдикции все дела, касающиеся социального и пенсионного обеспечения. Подобные споры составляют львиную долю всех административных дел, которые ранее рассматривались апелляционными административными судами и ВАСУ. Подоплека этих новаций заключается в том, что, якобы разгрузив админсуды, депутаты практически оставили без работы гражданскую палату ВСУ. Буквально одновременно с выходом упомянутого закона значительной доли судебного пирога лишил Верховный суд и КС: 11 марта судьи с Жилянской признали ВХСУ и ВАСУ последними инстанциями рассмотрения дел в рамках хозяйственного и административного судопроизводства, тем самым вычеркнув из схемы подопечных Василия Онопенко.

Еще через два месяца вступил в силу Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно недопущения злоупотреблений правом на обжалование», кардинально изменивший процедуру обжалования нормативов органов власти. По нему нормативные акты, действия или бездействия Верховной Рады, Президента и Высшего совета юстиции стало возможным обжаловать только в Высшем административном суде как в суде первой инстанции. Причем его решения по таким искам — окончательные и не могут быть обжалованы в апелляционном или кассационном порядке. Что еще больше ужало полномочия Верховного суда.

С принятием Закона «О судоустройстве и статусе судей» Сергей Кивалов окончательно реализовал задуманное, отобрав у г-на Онопенко все мало-мальски значимые полномочия и поставив под личный контроль процесс формирования кадрового судейского состава, что отныне является неотъемлемой частью работы Высшего совета юстиции, который с недавних пор возглавляет кум г-на Кивалова, экс-глава Печерского суда Владимир Колесниченко. «Новый закон существенно усилил влияние Высшего света юстиции на судебную систему, предоставив ему право назначать и увольнять председателей и заместителей председателей судов по представлению соответствующего совета судей. Но поскольку соответствующие права ВСЮ не предусмотрены Конституцией, это положение может быть оспорено в КС», — считает партнер ЮФ «Вернер и партнеры» Владимир Терещенко. К слову, сам г-н Онопенко обращался к Президенту с просьбой ветировать новый закон, поскольку множество его норм противоречат Конституции. Аналогичные выводы после изучения документа сделала и Венецианская комиссия.

Судьи станут образованней

Суды перезагрузили. Начатая реформа судебной системы не решит ее главной проблемы — коррумпированности служителей Фемиды

Помимо политической подоплеки нынешней судебной реформы, Закон «О судоустройстве и статусе судей» решает ряд важных и насущных для отечественной судебной системы вопросов. Прежде всего документ позволит повысить уровень подготовки украинских служителей Фемиды, что должно позитивно сказаться на качестве их решений. В законе прописана четкая система отбора судей на первое назначение. Как и ранее, чтобы получить судейский статус, претендентам необходимо сдать квалификационный экзамен, получить рекомендацию квалифкомиссии и представление ВСЮ. Однако теперь судейскую мантию смогут получить лишь проверенные кадры. «Закон предусматривает многоступенчатую систему отбора. Сначала Высшая квалификационная комиссия (ВККС) размещает в прессе и на собственном веб-портале объявление о проведении отбора на должность судьи. Затем тщательно проверяет кандидатов, подавших заявки, на соответствие всем требованиям закона. Успешно сдавших экзамены направляют на прохождение специальной подготовки. Сначала в вузе, затем — в Национальной школе судей. После этого кандидаты сдают ВККС еще один экзамен, и по результатам рейтинга их зачисляют в резерв на замещение вакантных судейских должностей. Если освобождается место, кандидаты из резерва проходят еще один отбор, по результатам которого ВККС делает соответствующее представление Высшему совету юстиции. Тот, в свою очередь, рекомендует того или иного кандидата на утверждение Президенту», — рассказывает Алексей Гришко. Также закон оговаривает обязательное повышение квалификации судей. «Единственным спорным моментом является возрастной ценз для судей. На эту должность, как и ранее, можно претендовать начиная с 25 лет. Введение этой нормы в 1992 году, когда в Украине существовал дефицит юристов, было понятно. Но сегодня такой проблемы нет. Установление возрастного порога для назначения на должность судьи, сравнимого с возрастом начала адвокатской деятельности, выглядит весьма странно. Ведь начинающий судья должен быть опытным юристом», — говорит партнер киевского офиса международной юридической фирмы DLA Piper Артур Котенко.

Быстро и прозрачно?

Правоведы по достоинству оценили ряд норм нового закона, направленных на повышение прозрачности рассмотрения судебных споров. «Документ внедряет автоматизированную систему распределения дел во всех судах, что должно лишить их председателей влияния на этот процесс. Кроме того, отныне каждый гражданин может пожаловаться в Высшую квалифкомиссию на ненадлежащее поведение служителя Фемиды, что может вылиться для судьи в привлечение к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения. Не менее важной новацией является возможность использования в судебном процессе аудиотехнических средств, что также будет способствовать повышению прозрачности работы судов», — считает управляющий партнер юридической фирмы «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Поработали законодатели и над ускорением судебного процесса. Отныне в гражданском судопроизводстве предварительное заседание не является обязательным. Судья уполномочен решать этот вопрос на свое усмотрение во время открытия производства по делу. Кроме того, закон существенно сокращает сроки апелляционного обжалования решений суда: по гражданским делам апелляционная жалоба подается в течение десяти дней с момента оглашения решения (ранее — десять дней на подачу заявления об обжаловании и двадцать — на подачу самой жалобы). На обжалование определений суда первой инстанции отводится пять дней. «Но такая поспешность может нарушить права участников процесса. Ведь очень часто не по их вине возникают сложности с получением полного текста судебного решения, поэтому вполне может случиться, что провозглашенные, но не выданные на руки судебные решения будут вступать в силу, что поставит под сомнение возможность реализации права на судебную защиту», — говорит Алексей Гришко.

«В хозяйственном процессе позитивным моментом является устранение ряда возможностей для «процессуальных диверсий». Однако здесь под одну гребенку причесали и фундаментальные права сторон. Так, ответчиков практически лишили возможности подавать встречные иски: согласно внесенным изменениям, эта возможность будет у сторон только до начала рассмотрения дела по сути. А исходя из того, что, как правило, период между моментом получения ответчиком копии искового заявления и датой слушаний не очень большой и приоритетом в работе является формирование позиции в отношении самого иска, с подготовкой встречного иска ответчики могут просто не успеть», — дополняет коллегу Артур Котенко.

По мнению юриста международной юридической фирмы Salans Владимира Захватаева, содержащихся в законе норм недостаточно, чтобы обеспечить в полной мере прозрачность судебного процесса. «Процесс может быть прозрачным лишь тогда, когда широкая общественность будет иметь доступ не только к «судоговорению», но и ко всем материалам дела (после его рассмотрения по существу), причем как письменным, так и записанным судом техническими средствами. Более того, поскольку процесс является в принципе открытым, каждый должен иметь право доступа ко всем материалам дела после его рассмотрения судом, а также право убедиться в том, насколько судебное решение и протокол соответствуют тому, что имело место во время слушания дела, чтобы привлечь к нему внимание», — уточняет г-н Захватаев.