{feed}

Новые факты в деле Приватбанка. Чем закончатся суды

"minfin" от 2.12.2019

На прошлой неделе стало известно, что крупнейший банк страны — Приватбанк — формально сменил владельца: 100% акций банка перерегистрировали с Минфина на Кабмин. Однако этот шаг отнюдь не гарантирует победу государства в судебном процессе по денационализации банка с его бывшими акционерами — Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Новое слушание дела должно состояться 19 декабря: Шестой апелляционный административный суд рассмотрит апелляционную жалобу государства на решение Окружного админсуда об отмене национализации Приватбанка от 18 апреля.

Кому теперь принадлежит Приват

Важным моментом при рассмотрении дела в суде станет новая формулировка по владельцу акций Приватбанка: теперь де-юре ими владеет «государство Украина в лице Кабинета Министров Украины». Ранее акционером был Минфин.

«С юридической точки зрения владельцем является даже не Кабмин, а «государство Украина». То есть в целом собственником банка остается государство, но так как это эфемерное понятие, потому должен быть какой-то представитель. И в данном случае этот представитель — Кабинет Министров. Почему он — понятно. Это наивысший орган исполнительной власти.

Но то, что представителем государства с юридической точки зрения стал Кабмин, а не Минфин —  ничего не меняет. Просто добавится еще один шаг, если власть проиграет судебный процесс старым владельцам», — объяснил «Минфину» ситуацию управляющий партнер АО «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Смена собственника дает одно важное преимущество. Если власть проиграет процесс, у нее будет больше времени.

«После смены акционера должна будет произойти замена стороны в судебном производстве. Теперь точно. Да, это выигрыш по времени. Еще, возможно, акционер поменялся, чтобы Кабмин смог задействовать дополнительные механизмы. У него больше полномочий», — сказал «Минфину» управляющий партнер юридической фирмы Можаев и партнеры Михаил Можаев.

Впрочем, все это не сильно повысит шансы государства на победу. Юристы считают, что для решения проблемы раз и навсегда нужно принять соответствующий закон. Тем более, что это собирались сделать.

«У чиновников была здравая идея, как можно защититься: она, конечно, находится на грани с нормами Европейской конвенции по правам человека, но тем не менее. Они хотели принять закон, запрещающий возвращать прежним собственникам банки, которые были признаны неплатежеспособными. Как известно, у Приватбанка был такой статус непродолжительное время. Если бы такой закон был принят, то возврат банка Коломойскому можно было бы заблокировать», — считает Виктор Мороз.

Коломойский выиграет на процедурах

Мало кто верит, что точка в судебном споре по национализации Приватбанка будет поставлена 19 декабря. Эксперты не сомневаются, что решение будет оспариваться до конца, и точно дойдет до Верховного суда. Шансы на выигрыш Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова оценивают как высокие.

«Если дело будет рассматриваться именно с точки зрения правильного соблюдения всех процедур и формальностей, действительно шансы бывших акционеров на выигрыш достаточно высоки», — допустил в беседе с «Минфином» руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Юристы подтверждают такой прогноз.

«То, что национализация Приватбанка была проведена с нарушениями, было очевидно еще в конце декабря 2016 года. Потому бывшие собственники вполне могут выиграть», — спрогнозировал Виктор Мороз.

МВФ — против

По разным спорам с Приватбанком сейчас идут десятки судебных тяжб, однако дело по денационализации считается одним из ключевых. В случае выигрыша, государство сможет усилить свою позицию по остальным судебным процессам, а в случае проигрыша — получить новые проблемы. Не только с самим банком, но и побочные.

В первую очередь, возникнет загвоздка в переговорах с Международным валютным фондом и подписании с ним новой кредитной программы расширенного финансирования. В этом случае Украина может не получить транш, в котором будет нуждаться с 2020 года. Ведь стране нужно выплатить 423,6 млрд грн по госдолгу, и $9 млрд — непосредственно в американской валюте.

Потому наша страна будет нуждаться в валютных вливаниях, как со стороны МВФ, так и прочих иностранных кредиторов, которые ориентируются на сотрудничество Украины с Фондом. В их числе Европейский банк реконструкции и развития, Всемирный банк, Европейские инвестиционные банки пр.

Все это понимают западные инвесторы, потому судебные новости могут влиять на наши долговые бумаги.

«Стоимость украинских облигаций привязана к ожиданиям по МВФ. Если государство выиграет суд, реакция рынка будет нейтральной, но котировки отреагируют негативно в случае проигрыша властей», — считает Александр Паращий.

Как будут возвращать кредиты

МВФ и прочие заинтересованные лица будут пристально следить за всеми ключевыми тяжбами Приватбанка. И теми, что касаются выплат по рефинансированию, и судами по погашению компаниями Коломойского и Боголюбова кредитов Приватбанку. Речь идет о немалых суммах.

Нацбанк недавно уточнил размер долга Привата по своим кредитам рефинансирования — 7,7 млрд грн. А размер долгов по другим займам, часть из которых была выведена из страны и часть, оставшаяся на предприятиях в Украине, оценивался просто в гигантскую сумму — свыше $2 млрд.

Читайте такжеНацбанк посчитал, сколько ему должны олигархи за банкротство банков

Бывшие акционеры Приватбанка пытаются оспорить задолженности. В рамках дела по рефинансированию пытались признать ничтожной личную гарантию Игоря Коломойского, а по остальным делам вообще все подчистую — и выданные в стране кредиты, и те, что предоставлялись заграничным компаниям. Последние лишь формально привязывались к Коломойскому и Боголюбову. Сделки заключались с офшорными компаниями, и от них экс-собственники теперь стараются откреститься.

«Думаю, бывшие акционеры будут судиться до конца за каждый актив. Мировые соглашения и реальные погашения кредитов, скорее всего, будут в случаях с украинскими кредитами. Предприятия Коломойского будут заинтересованы в возврате своих залогов. Поэтому, после переговоров и, возможно, после реструктуризации кредитов, думаю, они начнут платить. История с заграничными компаниями, которые очень сложно напрямую привязать к бывшим владельцам Приватбанка, будет намного сложнее. Возможно, придется идти в международные суды, собирать доказательную базу и выигрывать процессы. Средства, выведенные на иностранные компании, будет вернуть намного сложнее», — считает Паращий.

Государство заплатит государству

Чем активнее власти будут преследовать Коломойского и Боголюбова в судах, тем сильнее может накаляться политическая ситуация. Многократно могут повторяться митинги под Нацбанком, вроде тех, что были развернуты на прошлой неделе. Продолжат звучать громкие заявления в интервью Коломойского в СМИ о том, что он намерен вернуть себе банк или получит за него огромную компенсацию

Читайте такжеНацбанк заявил о давлении со стороны Коломойского

Далеко не всегда речь будет идти только о выступлениях за деньги. На предприятиях бывших приватовцев могут и дальше подогревать негативные настроения. Как, например, было в истории с выступлениями рабочих Никопольского завода ферросплавов. Вполне вероятно, что их привезли на митинг за счет предприятия и оплатили им пребывание в Киеве. Однако до этого на заводе возникли задержки с зарплатами, и у них были настоящие материальные проблемы. 

Читайте также: Коломойский заверил, что Приват ему вернут в ближайшее время

Они появились после того, как со счета НЗФ списали долги по кредиту рефинансирования Приватбанка, который Коломойский признал в мировом соглашении. Кредит, некогда предоставленный Нацбанком Привату, теперь выплачивается частями со счета завода. Это создает финансовые проблемы для предприятия.

В данной ситуации завод выступает в роли поручителя по кредиту. Но это означает, что предприятие имеет право на регресс. После того, как поручитель рассчитается за банк, он может потребовать деньги непосредственно с Привата. Так что есть вероятность новой череды судебных процессов.

«Кредиты брал Приватбанк. Но он больше не принадлежит частным акционерам. Государство отобрало у них банк, отобрало со всеми активами и обязательствами. Теперь по этим кредитам должен отвечать именно Приватбанк. Когда Коломойский был его собственником — он поручался за него. Однако теперь он им больше не является. Потому здесь также могут быть встречные иски», — подтвердил Александр Паращий.

Хотя в целом ситуация выходит запутанная, и даже где-то странная. Экс- акционеры (поручители по кредиту) через свой завод могут отсудить у Приватбанка (фактический заемщик) все, что заплатят Нацбанку по кредиту рефинансирования. В итоге получится, что НБУ заплатил Кабмин (владелец Приватбанка). Обе структуры государственные. 

Откуда суды и митинги

Сейчас никто не сомневается в том, что национализация Приватбанка — была единственным возможным вариантом для спасения крупнейшей в стране финансовой структуры, в которой сконцентрирована львиная часть всех депозитов населения в стране. Это действительно нужно было сделать.

Разговоры о национализации и подготовка к ней шли, как минимум год, а возможно и больше. Однако в результате допущенных ошибок произошло две вещи:

  1. Частные владельцы смогли вывести из банка капиталы до национализации, и их действия никто не остановил/не заблокировал. Хотя тщательный ежедневный контроль за системообразующим банком, тем более в аховом финансовом состоянии, — это работа и первостепенная обязанность банковского регулятора.
  2. Бывшие акционеры могут чуть ли не бесконечно оспаривать национализацию, в ходе которой были допущены оплошности и ошибки. Если бы их не было — не было бы правовых оснований для споров. Иски просто не принимали бы к рассмотрению в судах.

Эти ошибки могут сэкономить Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову много денег. Во-первых, благодаря отсрочкам: даже если они и вернут часть выведенных средств, то сделают это не сразу, а спустя время — на протяжении которого они  смогут пользоваться деньгами. Во-вторых, в случае выигрыша по искам они могут серьезно сократить долги.

Конечно, все эти списания и отсрочки могут иметь негативный общественный резонанс. Но этот фактор уже учли. Именно поэтому в преддверии судов  организуются демонстрации обиженных рабочих под Нацбанком и звучат громкие заявления депутатов в их защиту.

Например, член парламентского комитета по финансам Александр Дубинский регулярно говорит о коррупции в Нацбанке. Чиновники ответили на обвинения на прошлой неделе — подали иск о защите чести и достоинства и потребовали опровержений. Чем закончится эта история, станет понятно только после рассмотрения в суде. Однако то, что Дубинский устроит из судебных заседаний и постановлений настоящее шоу — можно не сомневаться.

Все это должно отвлекать общество от главных судебных процессов — по долгам Приватбанка и его бывших владельцев.

«Картинка складывается именно такая: выступления под Нацбанком и заявления Коломойского — это создание почвы для суда», — констатирует Виктор Мороз.

Где-то на Западе такие действия могли бы расценить как давление на судей. Но только не у нас. 

«Это, скорее, психологическое давление. Не знаю ни одного случая, когда юристы в Украине смогли доказать давление на судей, и привлечь кого-то к ответственности. И вряд ли это сейчас случится», — признается Михаил Можаев.

Чем закончится война за Приватбанк

Главный вопрос — чем в итоге может завершиться история с судами Приватбанка? Версии есть разные. Кто-то говорит, что власть затянет процессы на годы, но победит и в конечном итоге Приватбанк останется у государства. 

Кто-то — что бывшие акционеры все-таки смогут оспорить национализацию.

Однако все сходятся в главном — Приватбанк не нужен его бывшим акционерам. Он им просто не по карману. Ведь если правительство заберет свои деньги, то капиталы потребуются просто колоссальные.

Потому реального возврата банка никто не ждет. Все говорят, что Коломойскому нужны другие активы и сделка с государством на правах победителя.

«Главный вопрос: хочет ли Коломойский на самом деле вернуть Приватбанк? Мое внутреннее убеждение, что ему не банк нужен. Думаю, он хочет разменять его на акции интересующих его предприятий — скажем, «Укрнафты» или других. Типа бюджет я не граблю и денег не прошу, но акции мне отдайте. Таким может быть мировое соглашение по результатам всех судов», — допустил Виктор Мороз.

Считается, что такой вариант может стать компромиссным. Конечно, если будет экономически выгодным всем сторонам.

 

Ирина Тимофеева