{feed}

Все публикации

Заметки адвоката №35. Обвинительное правосудие

Михаил Можаев, "ЛІГА.Блоги" от 02 июня 2016

Заметки адвоката №35. Обвинительное правосудие или «неэффективная» защита

Вы когда-нибудь обращали внимание на статистику оправдательных приговоров? Нет?! Мне кажется, это первое с чего следует начинать при возникновении любого вопроса, связанного с уголовным производством. Будь вы клиент, адвокат, следователь, прокурор или судья – статистика безэмоциональна, а вот её показатели могут о многом рассказать и, даже предопределить линию поведения каждого из участников. Для законодателей и реформаторов это серьёзный повод задуматься над происходящим.

Итак, среднестатистический процент оправдательных приговоров за последние 15-ть лет составил ноль целых сорок четыре сотых процента (0,44%). Тех, которые вступили в законную силу, еще меньше! Шокирует, не правда ли?!

Удивительно, но вся система украинского уголовного производства в точности отражает суть эксперимента Стэнли Милгрэма, проведенного в Йельском университете в начале 1960-х годов. Это, кстати, самая известная в мире иллюстрация человеческой реакции на системы. Резюмируя свои наблюдения в книге и статье «Опасности повиновения» (1974г.), Милгрэм сделал фундаментальный вывод: «Обычные люди, просто выполняющие свою работу, не испытывая лично никакой враждебности, могут становиться соучастниками ужасающего разрушающего процесса. Более того, даже когда разрушающий эффект их деятельности становится уже очевидным, но их просят продолжать производить действия, несовместимые с основами морали, - довольно мало кто обладает ресурсом, необходимым, чтобы противостоять авторитету». Следует отметить, что изучение данного эксперимента включено в обязательную программу всех психологических факультетов США, где внимание студентов обращается на то, что преступной является именно система, в рамках которой действуют обычные люди; но самих исполнителей лучше не считать преступниками.

Возвращаясь к системе уголовного производства в Украине, как не прискорбно, следователь, прокурор и судья, сегодня являются классическими исполнителями обвинительной системы. Они прекрасно знают статистику, понимают подходы, применяемые на досудебном следствии, не обращают внимание на отсутствие допустимых доказательств вины подозреваемого, а также понимают то, что доказать использование незаконных методов получения показаний крайне сложно. Не смотря на это, в их сознании основательно укрепилась поговорка «Нет дыма без огня» и мнение о том, что если правоохранительные органы сформировали уголовное дело и направили его в суд, то сам по себе уже этот факт воспринимается как то, что человек виновен и должен быть привлечён к уголовной ответственности. Даже когда отсутствие вины является очевидным фактом и все участники процесса негласно это признают, судьи не хотят выносить оправдательные приговоры, портить себе статистику и, образно говоря, выглядеть нелепо в глазах своих коллег. Ведь при таком подходе оправдание выглядит исключительно как коррупция. Тоже самое происходит со следователями и прокурорами, которые в гонке за показателями часто сознательно пренебрегают правами участников процесса и, как в выше описанном эксперименте, понимают, что они за это не несут никакой ответственности. Еще одна проблема заключается в том, что «сшив» дело по формальным признакам и заявив о раскрытии преступления, система не допускает признания ошибок, соответственно, не может быть и речи о каком-либо отказе от обвинения. В итоге подсудимый оказывается в буквальном смысле заложником ситуации, где каждый придерживается своей линии поведения; обратной дороги уже нет, а его судьба окончательно будет испорчена без наличия какой-либо вины.

В целом наша система уголовного наказания является продолжением советского и постсоветского уголовного правосудия, когда «обществу усиленно внушали, что следствие, прокуратура и суд отстаивают интересы государства, борются с преступностью, а защитник (в своих корыстных интересах) — мешает этой борьбе» (Ольга Чайковская для книги «За кулисами защиты (заметки адвоката)» А.Л.Мове, 1993г.).

В идеальных условиях суд должен быть независимым, а состязательность проявляться между правоохранительной системой и адвокатурой. Но нет! Сегодня адвокатура выступает единственным органом, который противостоит одновременно и правоохранительной системе и суду; прилагает максимум усилий для зашиты прав и свобод человека, используя все доступные способы. Хотя те адвокаты, которые понимают безысходность борьбы, т.е. то, что получить оправдательный приговор практически не возможно, сразу сводят свою задачу к изменению квалификации преступления, когда клиент получает приговор с меньшим наказанием, чем изначально предполагалось. Это тоже результат, но приговор все-таки обвинительный, а реальный преступник остается на свободе.

Для клиента же внутренние взаимоотношения между разными юридическими профессиями не так важны, как эпилог, который касается только его. Поэтому, изучая статистику, приходит ясное понимание что лучше вообще не соприкасаться с правоохранительной и судебной системами, а максимально от них дистанцироваться. Например: не приходить на допрос «по звонку» пока официально не будет вручена повестка, не давать показаний без адвоката, не предоставлять каких-либо документов «по просьбе» сотрудников правоохранительных органов без достаточных на то правовых оснований и т.п. Более того, в некоторых ситуациях клиенту намного безопаснее, а иногда и дешевле, отправить весь основной персонал в незапланированный отпуск, к примеру, за границу, пока не спадет острота ситуации, и адвокаты все не уладят.

Аристотель когда-то сказал: «Истина есть середина между двумя крайностями. Любая крайность есть порок». И история нас учит тому, что любая крайность в конечном итоге разрушает любую систему. Думаю, уголовное производство не является исключением. Поэтому дееспособность такой системы это вопрос времени. И даже учитывая положительную динамику количества оправдательных приговоров с 2003 года (0,26%) по 2015 год (0,94%), статистика остается катастрофичной. Но, не смотря на это, говорить о неэффективности адвокатуры просто нельзя.