{feed}

Все публикации

Действенное бездействие: Финмониторинг за два года выявил нарушений на 350 млрд гривен

Александр Моисеенко, Ольга Левкович, "Forbes Украина" от 21 апреля 2016

Вчера в связи с совместным заседанием антикорупционного и финансового комитетов ВР глава последнего – народный депутат Сергей Рыбалка – обнародовал ответ Государственной службы финансового мониторинга Украины. Согласно документу, начиная с 2014 года по первый квартал 2016-го органами Финмониторинга выявлено почти на 350 млрд гривен операций, которые могут быть связаны с легализацией доходов, полученных преступным путем. Однако несмотря на все декларации властей о борьбе с коррупцией и реформах финсектора, дальше выявления Финмониторингом, за редким исключением, эти дела не идут.

Проблеме возврата средств, полученных преступным путем, уже много лет, а последнее время она стала особо болезненной для Украины. В связи с продолжительным финансовым кризисом страна столкнулась с оттоком капитала и выводом денег из банковской системы, в результате чего государство вынуждено было компенсировать вкладчикам рухнувших банков миллиарды гривен.

Впрочем, привлекать к ответственности виновных особо не спешат. «Сегодня наш парламентский комитет получил ответ Государственной службы финансового мониторинга. Вы думаете, специалисты не видели, как выводят средства из банков? А где результаты расследований? Где судебные решения? Кроме двух-трех случаев, которые еще не доведены до суда, ничего нет. Посмотрите, сколько материалов было передано в милицию. Финмониторинг подал 40 пакетов относительно возможного хищения средств из 16 банков. Всего они отчитались об отдельных 1627 эпизодах», – констатирует Рыбалка.

Впрочем, основная проблема состоит в том, что права Финмониторинга ограничены выявлением подобных операций, после чего он передает собранные сведения компетентным структурам, которые должны вести расследование таких операций. «Расследованием дел занимаются соответствующие правоохранительные органы, а Финмониторинг таковым в разрезе полномочий и компетенции не является. «Финансовая полиция», как часто называют Финмониторинг обыватели, крайне ограничена в своих действиях», – поясняет партнер ЮФ U&G partners Евгений Огарков.

Дела из Финмониторинга получает не только прокуратура, но и МВД или СБУ – в зависимости от вида нарушения. Однако впоследствии уголовные дела далеко не всегда доходят до судов по причине коррумпированности силовых ведомств.

По словам управляющего партнера «АО «Безпалый и партнеры» Тараса Безпалого, сложность расследования таких преступлений заключается в том, что часто возникает необходимость отправки запросов правоохранителям иных государств. И этот обмен запросами, как показывает практика, может длиться годами. Вместе с этим одна из причин затягивания расследований такого рода преступлений – именно некомпетентность правоохранительных органов и/или коррупция, подчеркивает юрист.

Это подтверждает и его коллега – Михаил Можаев, управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры». «Правоохранительная система больше настроена на зарабатывание денег. Они сами говорят: «Это бизнес. Мы занимаемся бизнесом». На самом деле они занимаются вымогательством. Поэтому у нас нет массовости в привлечении лиц к уголовной ответственности за легализацию средств, полученных преступным путем», – отмечает он.

Некоторые ситуации и вовсе лежат вне правового поля. «В рамках конкретных уголовных дел должны собираться доказательства, которые касаются незаконности тех или иных эпизодов. При проведении проверки контролирующими органами, правоохранители говорят: «Нам нужны показатели». Последний раз клиента просили заплатить в бюджет 300 000 гривен, а $200 000 дать им на руки. И еще предоставить человека, который будет подставным лицом и понесет уголовную ответственность», – рассказывает Можаев.

Но даже в судах такие дела обычно «застревают». «Я бы сказал, что это нежелание бороться. Нормы, позволяющие привлекать к ответственности, есть. В том же Уголовном кодексе прописано положение о превышении полномочий должностными лицами, которое применимо и для частных компаний. Существует и ответственность за легализацию доходов, за фиктивное предпринимательство. Есть положения, которые дают возможность инициировать уголовное производство, и при наличии доказательств официально привлекать к ответственности», – считает управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз.

По его словам, помимо коррумпированных судов, в Украине крайне недобросовестно работает и следствие. «Выходя на обвинительное заключение и передавая его в суд для рассмотрения, очень часто оказывается, что качество материалов следствия очень низкое, и более-менее грамотному адвокату легко доказать, что как такового преступления не было», – резюмирует Мороз.

В целом же пассивность правоохранителей сложно списать на слабую компетенцию или несовершенное законодательное поле. Несмотря на все реформы и переаттестации, как силовые ведомства, так и суды отчасти все еще остаются «коммерческими организациями». И впоследствии такое бездействие, в свою очередь, тоже может оказаться в поле зрения Финмониторинга.