{feed}

Все публикации

Третейское урезание. Третейским судам отвели роль свадебных генералов, отобрав у них львиную долю заработков

Опубликовано: газета «Деловая Столица» №11(409) от 16 марта 2009

Депутаты решили усовершенствовать отечественную судебную систему. На прошлой сессионной неделе парламент внес правки в ряд законов, существенно ограничивающие полномочия третейских судов. Тем самым ВР лишила махинаторов возможности легализировать сделки и операции, проведенные в обход действующих правил.

Необходимость пересмотреть компетенцию третейских судов автор законодательных новаций Александр Лавринович поясняет многочисленными нарушениями и злоупотреблениями, которыми в последнее время сопровождалась их деятельность. «Третейские суды часто использовались как инструмент придания законного статуса строящимся объектам, возведение которых осуществлялось без необходимых документов. Также с их помощью прикрывались незаконные сделки с недвижимостью», — объясняет партнер юридической компании Arzinger Игорь Ткач. Как правило, к услугам третейских судов обращаются, если статус недвижимости не позволяет заключить традиционную сделку купли-продажи. Ведь третейский суд частенько закрывает глаза на то, что квартира или земельный участок находится в залоге, является совместной собственностью супругов и пр. Заручившись его решением можно было провести желаемую операцию в рамках исполнительного производства.

Такая «неразборчивость» третейских судей использовалась и с целью рейдерских захватов предприятий. Так, известен случай, когда управляющий санацией, деятельность которого была признана комитетом кредиторов неудовлетворительной, заключил договор с инвестором о продаже имущества предприятия. Этот документ не мог быть засвидетельствован нотариально, поскольку у санатора не было достаточных полномочий на проведение таких сделок, а инвестор не выполнил обязательств, предусмотренных планом санации. Легализировать же сделку помог третейский суд.

«Третейские суды также использовались для фиксации фактов, которые в других судебных спорах после этого считались не требующими отдельного доказывания. К примеру, что между сторонами были произведены определенные действия или что товар соответствует необходимым требованиям. Такие решения третейского суда помогали в дальнейших судебных спорах с другими лицами, а именно: блокировалась их возможность оспорить упомянутые, уже установленные факты», — рассказывает старший партнер юридической фирмы «КМ Партнеры» Александр Минин.

Принятые парламентом изменения к законам относительно исполнения решений третейских судов (законопроект №1399) перекрывают эти и многие другие возможности злоупотреблений. По словам юриста адвокатской конторы «Коннов и Созановский» Андрея Никоненко, третейские суды отныне лишаются права рассматривать споры относительно недвижимого имущества (в том числе и земельных участков), об установлении фактов, имеющих юридическое значение. А также дела, касающиеся трудовых и корпоративных отношений (споры между хозяйственным обществом и его участниками, связанные с созданием, деятельностью, управлением и ликвидацией предприятий). Кроме того, им будет неподведомственно рассмотрение исков к органам государственной власти, местного самоуправления и должностным лицам, требующих от них исполнить то или иное действие в рамках своих полномочий. «Таким образом, третейские суды уже не смогут помочь провести регистрацию прав в обход действующих правил», — уточняет эксперт.

Новый закон призван защитить интересы лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве, но вынесенное решение касается их прав и обязанностей. После вступления в силу законодательных правок они смогут обжаловать такие решения. «Госсуд откажет в выдаче документа, на основании которого должно быть исполнено решение третейского суда, если оно касается прав и обязанностей третьих лиц, не принимавших участия в деле», — дополняет г-н Ткач. Как пояснил управляющий партнер юридической фирмы «Можаев и партнеры» Михаил Можаев, не смогут быть принудительно исполнены и решения третейских судов по делам, выведенным из-под их компетенции, но принятым до вступления в силу нового закона. Стоит сказать, что первоначальная редакция законодательных правок вообще не предусматривала принудительного исполнения решений третейских судов. «Появление нового закона можно только приветствовать. Передавая ряд категорий споров исключительно государственным судам, он делает невозможным использование третейского разбирательства для проведения незаконных операций, в первую очередь с имуществом. Безусловно, и госсуды далеко не безупречны, они не всегда действуют непредвзято и свободны от внешнего влияния. Однако договоренности с третейскими судами по скользким вопросам достигались легче, да и ответственности за принятые решения у них было куда меньше», — резюмирует г-н Минин.