{feed}

Все публикации

Банки заплатят за аферистов

Татьяна Очимовская, "Комментарии:" от 05 июля 2013

Верховный суд в июне принял решение, согласно которому банки обязаны нести финансовую ответственность за неправомерные действия своих работников. Такой вердикт был вынесен по результатам рассмотрения спора между ПриватБанком и его вкладчиком: клиент еще в 2005 году внес на депозитный счет в банке $205,42 тыс., однако по истечении срока договора не смог вернуть свой вклад. Банк заявил, что депозитный договор был подписан заместителем директора по индивидуальному бизнесу одного из отделений, который не имел на это права. Выяснилось, что договор не был зарегистрирован в банке и деньги на счет переведены не были. В сентябре 2005 года против недобросовестного сотрудника было возбуждено уголовное дело. И, следовательно, ответственность за возмещение ущерба клиенту лежит именно на нем. Суд апелляционной инстанции подтвердил, что ущерб вкладчику был нанесен по вине сотрудника банка. Тем не менее пришел к выводу, что убытки клиента (сумма вклада и начисленные проценты) должны быть компенсированы самим финучреждением.

Решение суда высшей инстанции поставит точку во множестве аналогичных споров между банками и их вкладчиками, деньги которых были украдены сотрудниками. «Подобные случаи довольно распространены. Кражи депозитов и последующие разбирательства в судах относительно их возмещения были в Укрсоцбанке (депозиты украдены начальницей Галицкого отделения Львова), Райффайзен Банке Аваль (кража произошла в Миргородском отделении банка). Аналогичные случаи были в банке «Хрещатик» (в Винницкой области) и в Имэксбанке (в одном из столичных отделений)», — рассказывает адвокат Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры». До сих пор суды часто становились на сторону банка, возлагая выплату ущерба на сотрудника-афериста. В результате обманутые вкладчики годами дожидались своих денег. Ведь преступники успевали потратить украденное задолго до того, как очутились на скамье подсудимых. «После решения ВСУ средства будут взыскиваться непосредственно с банка, исполнение решения будет происходить быстро. У обманутого вкладчика теперь не будет проблем с возвращением необходимой суммы, тогда как взыскать ущерб с должностного лица часто бывает практически невозможно», — отмечает Андрей Загоруйко, управляющий партнер консалтинговой компании International Business Consulting.

Кража депозита — далеко не единственный вид преступлений, которым сейчас промышляют недобросовестные банкиры. Один из распространенных видов мошенничества — списание мелких сумм со счетов. Если исчезновение обнаруживается, сотрудник извиняется и возвращает деньги. Если же клиент продолжает пребывать в неведении, деньги уходят вору в карман. Другой популярный вид преступлений — кражи из депозитных ячеек банков. «В прошлом году к нам обратился клиент по вопросу расследования мошеннических действий со стороны сотрудников безопасности одного из банков. Он положил в банковскую ячейку $100 тыс. на период отпуска. Но когда вернулся, денег в ячейке не оказалось. На многочисленные жалобы и требования вернуть деньги, банк отвечал, что в сейфе не установлены камеры видеонаблюдения, а значит невозможно доказать, что деньги в ячейке были. Кроме того, согласно условиям договора, финучреждение не несет ответственности за вещи, которые находятся в банковской ячейке», — рассказывает адвокат Денис Писанный, партнер юридической компании TIC. По его словам, дело до сих пор находится в суде, поскольку служители Фемиды не могут прийти к единодушному решению. Суд первой инстанции выиграл банк, апелляцию — обманутый клиент финучреждения.

Банкиры признают, что решение ВСУ заставит их усилить бдительность за действиями персонала. «Финучреждения и раньше внимательно относились к проверке сотрудников, намереваясь предупредить мошенничество. Хотя, конечно, стопроцентной защиты это не дает. Теперь банки могут дополнительно усилить меры безопасности, особенно в вопросах, касающихся приема на работу новых сотрудников», — полагает начальник управления по работе с проблемной задолженностью банка «Национальный кредит» Андрей Вдовиченко.

Службы безопасности финучреждений, которые и ранее славились своей дотошностью, будут проверять кандидатов с удвоенной скрупулезностью. Некоторые финучреждения задумываются и о проверке сотрудников на полиграфе (так называемом детекторе лжи). А вот раскошеливаться на страхование от мошенничества персонала банкиры пока не намерены. Причина не только в дороговизне таких полисов, но и в скрытности банкиров. «Условия такого страхования требуют абсолютной прозрачности, а банки не любят выносить сор из избы. Для них очень важна репутация, поэтому случаи мошенничества легче определить и уладить с помощью собственной службы безопасности», — отмечает начальник отдела маркетинга и рекламы ОДО «Страховое общество «Мегаполис» Артур Абрамян. По оценкам экспертов, страховое покрытие на случай мошенничества персонала сейчас практикуют не более пяти банков, большинство из которых — «дочки» западных финансовых групп, действующие в рамках стандартов материнских компаний.


МИХАИЛ МОЖАЕВ адвокат, управляющий партнер
ЮФ «Можаев и Партнеры»


В практике был случай, когда банк по своей вине некорректно отразил во внутренних учетах операции VIP-клиента в рамках заключенного договора о выдаче и обслуживании международной платежной карты. В результате по подсчетам банка у клиента возникла просроченная задолженность по предоставленному овердрафту в сумме почти $200 тыс. После этого владелец карты пользовался пластиковыми картами более двух лет и каких-либо вопросов к нему не возникало. Но впоследствии банк, чтобы отвести от себя внимание, передал право требования долга родственной факторинговой компании, которая и должна была нанести основной удар по клиенту. Ею был подан иск в суд о взыскании задолженности. Но в процессе разбирательства было установлено, что сотрудник банка самостоятельно без согласия (распоряжения) клиента провел несколько операций по его счетам. В результате образовалась задолженность, которую банк оценил как овердрафт. Суд встал на сторону клиента, в иске было отказано. Более того, банк извинился, исправил трансакции клиента и насчитал себе проценты, которые были зачислены на счет клиента.