{feed}

Все публикации

Уголовку будут шить собственникам

Ольга Даниленко, "Комментарии" от 4 февраля 2013

Игла

Минюст нашел безотказный способ передела собственности в пользу хозяев Банковой

По словам министра юстиции Александра Лавриновича, его ведомство подготовило и передало в Кабмин проект документа, который вводит уголовную ответственность для юрлиц, уличенных в коррупционных деяниях. Такое пожелание выразил глава государства еще пару лет назад: соответствующее поручение содержится в Указе Президента «О национальной антикоррупционной стратегии на 2011–2015 годы». Однако до сих пор попытки расширить применение наказания за коррупцию с треском проваливались. Теперь же, как стало известно «Комментариям», правительство будет активно содействовать тому, чтобы документ долго не пылился на Грушевского. А в то, что власть имеет возможность продавливать нужные законодательные новации, не вызывает сомнения. Поэтому уже в ближайшее время отвечать за взяточничество по всей строгости закона будут не только должностные лица, но и сами субъекты хозяйствования. В зависимости от тяжести преступления к ним могут быть применены санкции — от запрета на осуществление тех или иных видов деятельности и штрафов до конфискации имущества и ликвидации.

Сейчас отвечать перед законом приходится в основном должностным лицам компаний, уличенным в получении взяток и злоупотреблениях служебным положением. Само же юрлицо может оставаться в стороне, сохраняя незапятнанную репутацию. «Предприятие зачастую отгораживается от преступника, хотя тот в большинстве случаев действует именно в интересах своей компании. Однако само предприятие в худшем случае отделывается потерей деловой репутации. А это несправедливо», — объясняет логику законодателя юрист ЮФ «Можаев и Партнеры» Константин Цуперяк. «Предложенные Минюстом изменения создают условия, при которых в соблюдении законодательства будет заинтересовано не только государство, но и собственники бизнеса и акционеры. Тем более что уголовная ответственность для юридических лиц — мировая практика. Один из ярких примеров подобных дел в мировой практике — громкий коррупционный скандал с компанией Siemens в 2006 году. На компанию были наложены штрафы за коррупционные деяния ее сотрудников. В результате корпорации Siemens пришлось выплатить рекордную сумму — $800 млн.», — говорит руководитель департамента, адвокат АФ «Грамацкий и партнеры» Игорь Реутов. Уголовная ответственность юридических лиц давно введена в Великобритании и США. В странах континентального права ее ввели Бельгия, Нидерланды, Франция, Чехия, Италия, Люксембург и Германия. Там позволено заводить уголовные дела на компании, не только замешанные в коррупционных скандалах, но и уличенные в отмывании денег, несоблюдении трудового законодательства и законов об охране окружающей среды.

Зато на постсоветском пространстве Украина может стать первым государством, рискнувшим приструнить юрлиц. «Никто из стран СНГ до сих пор не ввел подобный вид ответственности. Источником для опасений, скорее всего, являются пережитки прошлого, когда большинство юридических лиц было представлено государственными предприятиями. Введение уголовной ответственности юрлиц и санкций в виде штрафов и конфискации сводилось бы в этом случае к изъятию государственной собственности в пользу самого же государства», — полагает юрист «Василь Кисиль и Партнеры» Вячеслав Песков.

В украинских реалиях новые законодательные нормы могут стать не просто дополнительным источником наполнения казны, но, главное, эффективным методом влияния на собственников бизнеса и безотказной возможностью отъема активов у неугодных власти. Ведь состряпать уголовное дело в стране, где общение с чиновниками (в первую очередь представителями контролирующих органов) сводится к предоставлению «чемодана аргументов», не составит труда. Согласно последнему исследованию МФК «Инвестиционный климат в Украине: каким его видит бизнес», обнародованному в прошлом году, каждый второй опрошенный признался, что прибегал к неофициальным способам решения вопроса с государственными органами. Каждый четвертый делал подарки госслужащим, чьи решения могли повлиять на деятельность предприятия. В целом же на «решение вопросов» тратится десятая часть дохода предприятия. К слову, пару лет назад респонденты говорили, что на «аргументы» чиновникам отстегивают 6% дохода компании.

Не менее важно и то, что передел собственности, который может активизироваться с введением уголовной ответственности для юрлиц, вряд ли вызовет недовольство общественности. Ведь тот процесс будет искусно представлен как кампания по борьбе с коррупционерами.