{feed}

Все публикации

Адвокатов возьмут на прицел

Татьяна Сметанина, "Комментарии" от 11 мая 2012

Новый профильный закон позволит государству вмешиваться во вне сферы деятельности правозащитников, оставив в прошлом профессиональные тайны.

ПОСЛЕ проведения судебной реформы, окончательно превратившей служителей Фемиды в послушных исполнителей текущих задач Банковой, единственным «неохваченным» звеном отечественной правовой системы оставались адвокаты. Администрация Президента решила ликвидировать и этот пробел. В конце мая в Верховной Раде зарегистрирован президентский законопроект «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», подготовку которого курировал руководитель Главного управления по вопросам судоустройства АП Андрей Портнов. В отличие от предыдущих провальных попыток реформировать отечественную адвокатуру нынешнему документу уготовано быстрое прохождение через парламент, поскольку главные его положения уже согласованы на самом высоком уровне. А мотивация его принятия не вызывает сомнений в пользе нового закона: как сказано в пояснительной записке к проекту, его положения усилят защиту прав и свобод граждан и повысят качество предоставляемой им правовой помощи.

ПОГОЛОВНАЯ ПЕРЕРЕГИСТРАЦИЯ

Новый законопроект действительно содержит ряд весьма прогрессивных норм, разрешающих, к примеру, заниматься адвокатской деятельностью лицам, получившим образование за рубежом и иностранным правозащитникам. Документ также расширяет права адвокатов, предоставляя им возможность изымать вещи и документы, необходимые для построения качественной защиты клиента, устанавливает четкие сроки реагирования на адвокатский запрос и вводит административную ответственность за их несоблюдение. Впрочем, все эти и другие полезные новации не могут скрыть главной цели предложенной властью реформы — установить жесткий контроль над правозащитной сферой и открыть новый источник доходов не только для казны, но и для основных кураторов этой сферы.

В случае утверждения законопроекта в нынешнем его виде желающим заняться правозащитной деятельностью придется пройти через сито созданных в будущем советов адвокатов региона. «Помимо сдачи квалификационного экзамена претендентам необходимо будет пройти стажировку, руководителя которой назначит совет адвокатов региона. Такая стажировка должна подтвердить готовность лица самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью. Для чего вводится это требование — непонятно. Ведь кандидат в адвокаты и без того должен иметь как минимум двухлетний опыт работы в области права и сдать квалификационный экзамен. Нельзя допустить, чтобы субъективное мнение руководителя стажировки кардинально влияло на то, сможет ли лицо заниматься адвокатской деятельностью. Такой подход только способствует коррупции», — считает Владимир Терещенко, партнер международной юридической фирмы «Вернер и партнеры». К слову, в подвешенном состоянии окажутся и уже практикующие специалисты. «Так, ст. 14 и ст. 15 законопроекта легализируют деятельность только адвокатских бюро и объединений, а также прописывают весьма расплывчатый порядок их регистрации. А где юридические фирмы или бюро, адвокатские кабинеты, что делать адвокатам, которые работают в юридических фирмах и т.п.? Проводить перерегистрацию своих компаний? На эти вопросы документ не дает ответа», — говорит Андрей Чернышенко, заместитель директора ЮФ «Можаев и партнеры». Массовая перерегистрация — вполне реальный вариант развития событий. Тем более что президентский законопроект оговаривает создание единого реестра адвокатов, что само по себе означает тотальную ревизию рынка. Правоведы не сомневаются: даже если сама процедура официально будет бесплатной, без традиционных для таких случаев аргументов вряд ли удастся обойтись.

НОВЫЙ ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ КОЛХОЗ

Неприятно удивило юристов и другое новшество, предусматривающее добровольно-принудительное членство в профессиональном объединении. Согласно ст. 45 законопроекта с момента регистрации негосударственной некоммерческой организации — Национальной ассоциации адвокатов Украины, ее членами автоматически становятся все лица, имеющие свидетельства на право осуществления адвокатской деятельности. И дело даже не в том, что новое объединение придется содержать (как, впрочем, и новосозданные квалификационно-дисциплинарные комиссии, региональные советы адвокатов, Совет адвокатуры Украины, Высшую ревизионную комиссию адвокатуры, члены которых будут получать вознаграждение за счет средств от сдачи квалификационных экзаменов, взносов адвокатов, физических и юридических лиц и других, не запрещенных законом источников). Национальная ассоциация может стать весьма действенным механизмом поддержания «порядка» и стройности рядов отечественных правозащитников. То, что государство сможет оказывать влияние на адвокатов, не вызывает сомнений. «Ст. 36 предоставляет право обращаться с жалобой на поведение адвоката всем, кому стали известны факты нарушения им профессиональной этики. Что, в свою очередь, чревато дисциплинарными взысканиями. Причем вынесенное решение может быть обжаловано в суде не только попавшим под раздачу адвокатом, но и лицом, которое инициировало обращение (ст. 42). В этом случае суд может и усилить наказание (в том числе даже лишить права на адвокатскую деятельность). Иными словами, государство через суды сможет контролировать «неудобных» адвокатов», — допускает Александр Минин, старший партнер «КМ Партнеры».

Привлечь же адвокатов к дисциплинарной ответственности и вовсе не составит особого труда, учитывая, что законопроект не стесняясь вмешивается практически во все сферы деятельности правозащитников, вплоть до регламентации договорных отношений с клиентом и размера гонорара. «Более того, проектом предлагается ряд ограничений, которые впоследствии могут негативно отразиться на защищенности и самостоятельности адвоката: невозможность занимать позицию, противоположную воле клиента (кроме самооговора клиента) и даже запрет отказываться от предоставления помощи, кроме установленных законом случаев (а они-то как раз и не установлены). Настораживает и то, что адвокатская тайна (документы и информация) должна быть раскрыта по письменному заявлению клиента, что может использоваться государственными органами для получения от адвоката конфиденциальной информации», — дополняет Алексей Гришко, адвокат адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры».