{feed}

Все публикации

Работу судов засекретили

Татьяна Сметанина, "Комментарии" от 28 октября 2011

Суды

НА ПРОШЛОЙ неделе парламент принял Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным судом Украины» (законопроект №9151), который, как указывается в пояснительной записке к документу, призван усовершенствовать деятельность ВС как наивысшего судебного органа. Однако в закон вкралась довольно интересная норма, наличие которой никоим образом не поможет достижению столь благородной цели. В соответствии с ней перечень судебных решений судов общей юрисдикции, подлежащий включению в реестр, будет утверждаться Советом судей Украины по согласованию с Государственной судебной администрацией. Иными словами, после того как Президент подпишет новый закон, доступ к полной базе судебных решений будет органичен, а простые смертные смогут узнать лишь о тех вердиктах служителей Фемиды, которые сочтет нужным обнародовать Совет судей.

Новация обескуражила правоведов, которые за несколько лет существования Единого реестра судебных решений привыкли активно пользоваться всеми преимуществами открытости данной информации. «Полный доступ к результатам деятельности судов общей юрисдикции позволял проанализировать и изучить судебную практику, что давало возможность эффективнее построить защиту в судебном процессе. Как бы то ни было, но сформированная и доступная судебная практика все же способствовала выработке некоей единой позиции, одинаковой трактовке норм права, дающей возможность спрогнозировать результат решения спора. Что, в свою очередь, сокращало количество необоснованных и безосновательных обращений в судебные органы и таким образом способствовало их разгрузке», — говорит глава адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры» Эрнест Грамацкий. Впрочем, открытость реестра судебных решений не только облегчала работу самих судей и правозащитников, но и широко использовалась бизнесом. «Поскольку в последнее время весьма распространенной стала практика перед установлением деловых отношений с контрагентами проверять их деловую репутацию, в том числе путем анализа их «судебных историй», — объяснил Эрнест Грамацкий.

Теперь же бизнес не только не сможет основательно проверить репутацию своих будущих партнеров, ему придется беспокоиться и о сохранности собственных активов. Ведь в новых условиях будет вполне возможно лишиться имущества по судебному решению и узнать об этом постфактум от судебных исполнителей, когда все сроки для защиты своих интересов уже пройдут. «Главное последствие упомянутого решения парламента — сужение возможности для обжалования судебных решений. Ведь не имея полного текста судебного решения, очень трудно обжаловать его надлежащим образом. А практика непредоставления полных текстов в печатном виде, к сожалению очень распространена в украинских судах. И до сих пор спасала лишь возможность «вытащить» нужное решение из электронного реестра», — объяснил Владимир Терещенко, партнер ЮФ «Вернер и партнеры».

Граждан лишили права на информацию

Единственным объяснением решения парламента, ограничившего доступ к реестру судебных решений, может быть желание сохранить государственную тайну. Однако народные избранники явно перестарались. Действующее законодательство уже устанавливает четкий перечень случаев, оговаривающих возможность проведения закрытого судебного процесса (ст. 6 Гражданского процессуального кодекса Украины, ст. 12 Кодекса административного судопроизводства Украины и т.д.). Нынешние же новации нарушают сразу несколько действующих законов. Во-первых, положения Закона «О доступе к публичной информации», обеспечивающего гражданам право на доступ ко всем судебным решениям (за исключением уже действующих ограничений), во-вторых, положения Закона «О доступе к судебным решениям». «В частности, ст. 2 этого закона устанавливает, что каждый имеет право на доступ к судебным решениям, которое обеспечивается путем их обнародования на официальном веб-портале судебной власти Украины. В соответствии со ст. 4 внесенные в реестр решения являются открытыми для бесплатного круглосуточного доступа, ст. 8 запрещает изымать судебные решения из реестра», — объяснил управляющий партнер ЮФ «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Причем речь идет не об одном-двух решениях, обнародование которых надумают застопорить в верхах судебной власти. Новые правила формирования реестра судебных решений в принципе могут заблокировать его полноценное функционирование. «Нововведение само по себе вызовет механическую задержку в размещении судебных решений: пока решит Совет судей, да еще и по согласованию с Государственной судебной администрацией. Причем сформулировано положение именно таким образом, что эти органы должны определить, что именно подлежит включению. А пока не определят, получается, ничего не должно включаться исходя из ст. 19 Конституции Украины, по которой госорганы действуют исключительно на основании и в порядке, установленном законодательством. То есть работа единого госреестра вообще может быть заблокирована», — считает Александр Минин, старший партнер юридической компании «КМ Партнеры».

Не говоря уже о том, что высшей судебной власти, по сути, дается карт-бланш на ограничение доступа к наиболее резонансным вердиктам служителей Фемиды. До сих пор самые громкие скандалы разгорались именно после обнародования судебного решения в реестре, которое, к примеру, давало возможность понять, кто стоит за тем или иным рейдерским захватом предприятия, каким образом и с чьей помощью самим рейдерам удалось провернуть соответствующую схему. Теперь же тайной за семью печатями могут стать и непопулярные решения власти, которые легализуются через судебную систему. «Правосудие окончательно станет ручным, неудобные для власти или незаконные решения без труда можно будет скрыть от общественного контроля. Что создаст комфортные условия для процветания коррупции в рядах служителей Фемиды», — резюмирует Эрнест Грамацкий.