{feed}

Все публикации

Суды. Один год после псевдореформы

Comments.ua от 10 июня 2011

Что дали отечественной судебной системе новые правила — об этом рассказывают опрошенные «k:» эксперты

31 мая прошлого года в Верховной Раде был зарегистрирован внесенный Виктором Януковичем проект закона «О судоустройстве и статусе судей», вскоре принятый и вступивший в силу 7 июля. Этот акт ознаменовал собой начало масштабной реформы. Предусмотренные в новом законе автоматическое распределение дел между судьями, законодательно закрепленные вполне пристойные зарплаты для представителей судейского корпуса, а также необходимость декларировать свои расходы, по мнению его авторов, должны были воздвигнуть непреодолимые препятствия на пути коррупции. Новая система подготовки и утверждения в должности служителей Фемиды — повысить уровень их квалификации. И, наконец, сокращение сроков рассмотрения дел, введение запрета на повторную их передачу в суды первой инстанции и сужение кассационных полномочий Высшего суда Украины должны были ускорить рассмотрение исков.

Однако уже первый опыт применения новых норм показал, что поставленные цели оказались ширмой, позволившей власти перекроить судебную систему под себя. Президентская команда не победила коррупцию в судах, но поставила ее на контроль. Новые полномочия Высшего совета юстиции (ВСЮ) фактически создали в стране орган репрессивного контроля над судейским корпусом, способный добиваться нужных для власти решений. А широко разрекламированное отцами реформы сокращение сроков судебных процедур и урезание полномочий ВСЮ на деле обернулось нарушением одного из главных конституционных принципов — запрета сужать существующие права и свободы граждан. Поскольку стороны процесса лишились возможности качественно подготовить свою защиту, а также получить решение наиболее опытных и независимых судей, которыми всегда считались судьи Верховного суда. Характерный штрих — о глобальных проблемах нынешней системы судопроизводства многие из опрошенных «k:» экспертов предпочли говорить обиняками. А некоторые вообще отказались публично комментировать первые итоги реформы. Теперь конфликтов с властью предпочитают избегать не только служители Фемиды, но и сами правозащитники.

«Комментарии» №23 / 10 июня 2011г.

Максим Остапенко, юрист ЮФ «Можаев и Партнеры»:

«Автоматизированная система документооборота суда должна обеспечивать объективное и непредвзятое распределение дел между судьями с соблюдением принципов очередности и равного количества дел для каждого судьи, предоставление физическим и юридическим лицам информации о состоянии рассмотрения дел, в которых они принимают участие. Автоматическое распределение дел между судьями – лишь один небольшой элемент работы этой системы. С момента ее внедрения она успела нажить себе множество врагов как из числа работников аппарата судов, так и непосредственно судей.

Во-первых, пока действует принцип «кто не работает, тот ест», который состоит в том, что система распределяет дела тем судьям, которые их больше рассматривают. Возьмем двух судей одного суда с одинаковой специализацией (например, рассмотрение гражданских дел). По состоянию на 01.01.2011г. судья «А» и судья «Б» имеют в производстве по 250 гражданских дел каждый. По состоянию на 01.02.2011г. (без учета новых дел, поступивших в производство за прошедший месяц), судья «А» имеет в производстве 150 дел (то есть за один месяц он рассмотрел 100 дел), а судья «Б» - 200 дел (рассмотрел 50 дел). 02.02.2011г. в суд поступает на рассмотрение 50 гражданских дел. «Болезнь» системы заключается в том, что 35-40 дел из 50 новых система распределяет на судью «А», несмотря на то, что за предыдущий месяц он рассмотрел вдвое больше дел, чем судья «Б». Очевидно, что в данном случае система руководствуется принципом распределения большего количества дел на судью, в производстве которого находится наименьшее количество дел. Поэтому, чем больше судья «А» будет рассматривать дел по сравнению с другими судьями, тем больше система будет «грузить» его делами.

Во-вторых, большой проблемой является то, что системой не предусмотрены все возможные категории дел, что создает проблемы с их регистрацией. Конечно, во время регистрации присутствует разбивка дел на уголовные, гражданские, административные, дела об административных правонарушениях. Но в рамках того же гражданского судопроизводства существует такая категория дел, как отдельное производство (например, дела о признании лица недееспособным, об усыновлении, об установлении фактов, имеющих юридическое значение, о раскрытии банком информации, содержащей банковскую тайну, и т.д.). Так вот, такие дела приходится регистрировать в системе как гражданские. Хотя в статистических отчетах, составляемых по результатам работы судов, эти дела проходят как отдельная категория и должны заноситься в отдельную графу.»